• smi-rus

Идиот VS Мастер и Маргарита (Бортко)

Достоевскому повезло быть экранизированным столпами отечественного кинематографа - Пырьевым и Бортко. И если первый полностью окунался в произведение и жил им, выдавая страсть и энергию героев, чувствуя каждую деталь, каждую недосказанность, то второй, как человек, знающий, что именно нужно зрителю, при этом буквально вживался в каждый образ. У Бортко герой может существовать и вне романа, проживая собственную жизнь, у Пырьева - никогда, все повязаны тонкой, но прочной нитью канвы повествования, что, впрочем, никак не умаляет достоинств их «Идиотов». Однако мы сегодня поговорим о двух диаметрально противоположных романах, которые связаны одним человеком - Владимиром Бортко. И «Идиот» и «Мастер и Маргарита» имеют огромную армию поклонников.


Афиши к фильмам "Идиот" (2003 г.) и "Мастер и Маргарита" (2005 г.)

«Идиот» Бортко никогда бы не получился с другими артистами, вернее получился бы, но другим. Мир Бортко повторяет мир Достоевского с целым соцветием актеров, каждый из которых собственной харизмой привнес в образ недостающие мельчайшие нюансы, вскользь очерченные самим автором.

Как ни странно, «Идиота» Бортко можно оценивать, в том числе, сквозь призму другой его работы, вышедшей на экраны двумя годами позднее – «Мастер и Маргарита». Иной раз складывается ощущение, что идею «Мастера...» Бортко вынашивал еще в то время, когда занимался съемками фильма «Идиот». Мышкин - гипертрофированный Иешуа, конечно же с нюансами настоящего героя Достоевского. Он сходит с ума от невозможности принять этот мир и людей, которых любит, и которым всё прощает. Он готов жертвовать собою ради них, но его жертва не нужна им, и Мышкин\Иешуа сдается, он уходит в себя, в свое безумие уже окончательно. Мастера здесь тоже немало, слабого и раздавленного, но нашедшего свое счастье без Маргариты. Счастье в безумии и, как следствие, отрешении от мира.


Мост, ведущий к дому Епанчиных (на заднем плане справа) и мост, ведущий Мастера и Маргариту в вечность

И мост, ведущий Мышкина к усадьбе Епанчиных, тот же самый, что вел Мастера с его возлюбленной к домику с садом и окончательному успокоению в вечности. Сложный образ Аглаи Епанчиной: это та же Маргарита, только ее полусвет вперемешку со вплетенной сумасбродностью, и попытками мыслить разумно. Более темную линию воплощает Настасья Филипповна с ее страданиями, унижениями и абсолютной неуравновешенностью, что, впрочем, оправдывается желанием изменить ситуацию. Но как? Все ее шаги лишь неминуемо подталкивают к пропасти.

Мышкину не нужна ни одна, ни вторая - только соединение обеих могло бы выдать ему свою Маргариту, ту, что выведет из безумия и подарит сочувствие. Но... Настасья Филипповна носится со своими пороками, драмой, страстями и страхами. Аглая же пока слишком молода, слишком неустойчива, слишком поверхностна, чтобы сформироваться в светлую сторону булгаковской героини.


Настасья Филипповна (Лидия Вележева) и Маргарита (Анна Ковальчук)

Об этом можно много писать и сравнивать персонажи, а также картинки, пейзажи, музыку, операторскую работу... А как иначе? Почерк Бортко несмываемой печатью горит на каждой сцене. Даже нехорошая 50-я квартира может с легкостью посоперничать с квартирой Настасьи Филипповны в сцене со ста тысячами в камине, да и с той, где она нашла свой последний приют.

Полубезумие общества у Бортко бьет зрителя даже больше, чем самого князя. Зритель поневоле включается в эту игру - Мышкин - идиот, но и все вокруг также безумны, со своим отношением к жизни, со своим интересом (здоровым и не очень).

Ипполит - умирающий юноша от туберкулеза - это неудавшийся Нечаев из «Бесов», но поскольку речь только об «Идиоте» и «Мастере...», то с небольшой долей вероятности можно замесить его из Коровьева и Арчибальда.

Бортко умело и ненавязчиво ведет зрителя к абсурдности романа. Вернее к абсурдности темы вокруг несчастного больного человека, раз за разом вскрывая, местами жестоко, его больную душу.

Пожалуй, единственный раз Мышкин ответил подобающе всё тому же Ипполиту. На вопрос: «Скажите мне сами, вот как по-вашему, как мне лучше всего было бы умереть... ну чтоб вышло как можно добродетельнее?», - князь отвечает: «Пройдите мимо нас и простите нам наше счастье».

Настасья Филипповна с князем Мышкином (Евгений Миронов) и Маргарита с Мастером (Александр Галибин)

Испытание ни людьми, ни любовью князь не выдержал, впрочем, как и Мастер, только вот Мастеру помогли, а у Мышкина не оказалось той дьявольской свиты, что вечно хочет зла, и вечно совершает благо.

Оба фильма Бортко - невспаханное поле для сравнений, здесь и бал Маргариты, и несостоявшаяся свадьба Настасьи Филипповны с князем Мышкином, и Рогожин в соединении бесовщины и человеческого сострадания. Оба погублены любовью, ставшей для них неподъемной ношей. И только для Мастера в обмен за его созидательный труд о Понтии Пилате возлюбленная стала тем благом, что небеса раздают с закрытыми глазами. Но только не для героев двух романов, чьи судьбы уже обозначены теми, кто имеет план управления на тысячу лет вперед.


Бриджит Петрищева


https://zen.yandex.ru/id/5e46461f199f2d3291f0d534

Просмотров: 0

© 2020 SMI-RUS CORP