• smi-rus

Конфликт Азербайджана и Армении: Южная дуга искрит

На армяно-азербайджанской границе происходят крупнейшие за четыре года боестолкновения. С обеих сторон есть потери, причём с азербайджанской погибли два высокопоставленных офицера — полковник и генерал-майор.



Нужно отметить, что зона стычек находится вдалеке от Нагорного Карабаха, то есть новый виток эскалации выходит за рамки сугубо карабахской повестки.

Многие эксперты сводят причины обострения исключительно к внутренней напряжённости, накопившейся в странах-антагонистах за время коронавирусной эпопеи и требующей внешнего выплеска — если не маленькой, то хотя бы миниатюрной, если не победоносной, то хотя бы ничейной войны. Конечно, фактор COVID-19 совсем сбрасывать со счетов нельзя. И всё-таки им дело далеко не исчерпывается.

Можно и нужно взглянуть, например, на эволюцию внутренней и внешней политики Армении после «бархатной революции» 2018 года.

Как известно, нынешний премьер Никол Пашинян изначально не выглядел главой государства на долгосрочную перспективу, скорее, революционным трибуном и затем технической фигурой на короткий переходный период.

Однако ему удалось убедить в своей приемлемости и дееспособности как внутренних, так и внешних игроков; получилось успокоить даже руководство Российской Федерации, традиционно крайне настороженно относящейся к любым неподконтрольным революционным переменам, пусть и сугубо бархатным.

В итоге Пашинян не только удержал власть, но и постепенно стал окрашивать её в слегка авторитарные цвета. Например, прямо сейчас продолжается эпопея с постановкой Конституционного суда и его судей под полный контроль Никола Воваевича.

Изменилась за два года и политика Пашиняна на карабахском направлении, а точнее, ожидания от этой политики.

Поначалу считалось, что он, в отличие от своих предшественников не связанный биографически и политически с героической непризнанной республикой, может пойти на какие-то уступки Азербайджану. Извлекались из архивов и под микроскопом изучались какие-то его былые высказывания по этому вопросу.

Но премьер постарался развеять опасения и вообще постарался показать себя «ястребом».

Много международного шума наделало его эмоциональное высказывание на митинге в Степанакерте:

«Арцах [армянское название Нагорного Карабаха] это Армения, и всё!». Армянский лидер сделал и ещё один яркий символический жест, отправив своего сына служить в Карабах — впрочем, как раз на днях он уже демобилизовался. Идёт и обратная военная «миграция», пусть и не столь шумно освещаемая: офицеры армии НКР переезжают в Ереван, в Минобороны Армении.

При этом, как, впрочем, изначально и ожидалось, Пашинян постепенно меняет структуру внешней политики в целом и в вопросе международной опеки карабахского вопроса в частности. России становится меньше, США — больше.

Оптимизма Пашиняну и его окружению наверняка прибавили и очередной сезонный американо-турецкий конфликт, которому сопутствовало признание Конгрессом США геноцида армян, и, например, прошлогоднее увольнение советника Трампа по национальной безопасности Джона Болтона, занимавшего проазербайджанскую позицию.

Одновременно испытаниям подвергались и продолжают подвергаться российско-армянские отношения. Жаркая дискуссия вокруг неоднозначной фигуры Гарегина Нжде оказалась лишь прелюдией к более весомым событиям.

Так, в апреле армянские СМИ и эксперты обсуждали информацию о введении РФ санкций против генерального прокурора Армении Артура Давтяна, главы Следственного комитета Айка Григоряна, председателя Высшего судебного совета Рубена Вардазаряна — вероятно, из-за судебного преследования армянского экс-президента Кочаряна, поддерживаемого Москвой.

В июне репрессиям подвергся уже глава партии «Процветающая Армения» бизнесмен Гагик Царукян, считающийся самым пророссийским политиком Армении.

В начале июля он написал на своей странице в Facebook:

«В последнее время в Армении происходит искусственное обострение антироссийских настроений за счёт активных усилий антиармянских и антиправительственных сил. Конечная цель — разрыв дружеских связей между нашими народами». Он привёл в пример муссирование идеи о необходимости пересмотра военного соглашения с Россией и вывода российской 102-й военной базы из Гюмри.

Кстати, почти одновременно с началом гонений на Царукяна премьер Пашинян вежливо отказался от посещения парада в Москве. Официально — из-за того, что переболел коронавирусом. Фактически — именно из-за перемен во внешнеполитических акцентах, тесно связанных с внутриполитическими.

Нынешние пограничные столкновения являются проверкой изменившегося международного контекста армянской политики и армяно-азербайджанских отношений, причём проверкой буквально-таки боевой. Хотя, разумеется, нельзя говорить, что одной из сторон или обеими сразу всё именно с такой целью и затевалось.

Вот только сводить всё лишь к Армении, Азербайджану, их отношениям между собой и с другими государствами никак нельзя.

Нынешнее обострение невозможно исключить из общего кипения в мировой политике и конкретно на просторах, которые автор этих строк называет Южной геополитической (и геоэкономической) дугой.

Надо сказать, что все геополитические вопросы и проблемы в мире связаны друг с другом хотя бы по «принципу пяти рукопожатий». Но в рамках иных пространств даже самые их отдалённые друг от друга участки связаны двумя, а чаще всего одним «рукопожатием», и общая сумма «рукопожатий» меньше, чем в других местах или при другой раскройке карты.

Именно такова Южная дуга, протянувшаяся от Украины через Черноморье, Кавказ, Турцию и Сирию до Северной Африки.

Все игроки напоминают героев новеллы «Забавное приключение» из комедии «Не может быть», которые все друг другу жёны, мужья, любовники, любовницы и соседи. Или, скажем, героев более новой ленты «Географ глобус пропил» — там тоже за одним столом поздравить самого главного героя с днём рождения собрались бывшие, нынешние, будущие и потенциальные любовники и любовницы друг друга.

Начнём с Украины.

Там продолжающаяся хаотизация политики, увеличивающийся крен её вправо и, главное, мучительное ожидание американских президентских выборов, на которых если не всё, то очень и очень многое завязано, может заставить коллективный элитный (анти)разум, мучительно раздираемый внутренними интригами, пойти в решительное наступление на ЛДНР. Там, кстати, и сейчас совсем неспокойно: каждый день обстрелы, гибель и ранения военнослужащих и мирных людей.

Как на это отреагирует РФ?

Большой и очень тяжёлый вопрос, учитывая, что российский правящий класс, сжимая кулачки, тоже ждёт исхода заокеанских баталий.

Двигаемся дальше по дуге. Украина — партнёр и единомышленник Турции в крымском вопросе. Правда, Анкара считает его скорее не украинским, а исторически своим собственным, но солидарна с Киевом, что он точно не российский, и продолжает активно поддерживать разнообразные антироссийские структуры крымских татар.

А тут, от Украины с Турцией, прямая стрелочка к Армении…

Ереван по вопросу «чей Крым» старается занимать равноудалённую позицию. С одной стороны, голосует в ООН против резолюций с осуждением «российской аннексии» и проявляет признаки признания российской юрисдикции де-факто.

С другой стороны, отвечая прошлой осенью на мой вопрос о параллелях между Крымом и Карабахом, вице-спикер Национального Собрания Армении Ален Симонян сказал, что это два совершенно разных случая:

«Карабах ни дня не находился в составе независимого Азербайджана, в отличие от Крыма, который много лет входил в состав Украины». Когда я уточнил, значит ли это, что у Крыма прав на самоопределение меньше, господин Симонян замялся и ответил, мол, прав не то что меньше, просто они другие.

Но такая дипломатичность не помогла избежать протурецкого дрейфа Украины, оказавшегося закономерно и слегка антиармянским.

В апреле пресса обнародовала письмо замглавы украинского МИД Василия Боднара к должностным лицам страны с рекомендацией не использовать термин «геноцид армян».

А сейчас украинского посла в Ереване вызвали в армянский МИД в связи с нынешним армяно-азербайджанским обострением и однобоким проазербайджанским отношением Киева к нему (как и к карабахскому вопросу).

Идём дальше.

Думаете, снос в Адлере памятника русским солдатам, героям Кавказской войны, из-за протестов «черкесской общественности» — это сугубо внутрироссийское происшествие? Вовсе нет.

Среди этих «общественников» не менее, а то и более деятельными и крикливыми, чем российские черкесы, были зарубежные, в частности турецкие. И есть основания полагать: именно их напор заставил капитулировать традиционно заискивающие перед заграницей российские власти.

Сочинские власти убрали памятник, а уважаемый депутат и «борец за русское дело» К. Ф. Затулин сказал, что так и надо и ничего страшного не произошло.

Для понимания, о чём и о ком идёт речь.

Одной из главных турецких «игральных карт» в этом регионе является адыго-черкесский вопрос и так называемая тема «мухаджирства» — исхода черкесов в Османскую империю на рубеже 1850–1860-х; это событие некоторыми рассматривается как акт геноцида со стороны тогдашней российской власти.

Представители черкесских структур Турции, в частности КАФФЕД (Федерации кавказских ассоциаций Турции), с одной стороны, давно установили плотные связи с черкесскими структурами России, а с другой — заняли активно антироссийскую позицию.

Они, например, проводили акции протеста против Олимпиады в Сочи, заявляя, что место её проведения — это территория исторического проживания черкесов, насильно изгнанных со своей родины. Например, 1 февраля 2014 года перед российским посольством в Анкаре прошёл митинг, участники которого держали плакаты с надписями «Сочинская Олимпиада не скроет геноцид», «Снег не скроет кровь Красной поляны», «Сочинская Олимпиада не скроет несправедливость».

Курс КАФФЕД даже стал причиной обострения её отношений с Международной черкесской ассоциацией, которую турецкая сторона обвиняет в излишней лояльности интересам России и фактическом спуске на тормозах кампании по срыву Олимпиады (при том, что внутри КАФФЕД есть радикалы, которые и курс собственной организации считают едва ли не пророссийским).

После того, как в сентябре 2016-го из России был депортирован вице-президент МЧА, председатель КАФФЕД Яшар Асланкая, КАФФЕД заявила о приостановке членства в МЧА и стремлении взаимодействовать с российскими черкесами напрямую.

Общественный деятель Аскер Сохт, возглавляющий черкесскую организацию Кубани, тогда отреагировал на это уклончиво:

«КАФФЕД имеет право сотрудничать с любой НКО России либо иного государства напрямую, и это никак не связано с МЧА. Если, к примеру, КАФФЕД захочет реализовать программы сотрудничества с Адыгэ Хасэ [черкесской ассоциацией] КЧР или Армавира, или Нью-Джерси в США, или Израиля, это вопрос сотрудничающих сторон. Правовых препятствий нет. Мы, в частности, реализовали ряд культурных программ с черкесскими организациям региона Мраморного моря, входящими в КАФФЕД. Это не требует санкций МЧА и даже руководства КАФФЕД. Все черкесские НКО являются самостоятельными юридическими лицами». Через какое-то время конфликт был улажен, но в апреле прошлого года на чрезвычайном съезде КАФФЕД вновь был поднят вопрос о выходе из МЧА: 63 человека проголосовали против выхода, 36 — за выход и три делегата воздержались.

При этом сторонники выхода заявили, что около трети делегатов были введены в заблуждение и не приехали на съезд, потому что их не предупредили, что они имеют право голоса.

А в начале этого года турецкие черкесы устроили шумный скандал из-за интервью российского посла в Турции Алексея Ерхова, в своём интервью якобы исказившего трагедию «мухаджирства».

Кстати, снос памятника в Адлере одобрила Общественная палата Абхазии. Эта частично признанная республика, спасённая Россией от Грузии и живущая в основном на российские дотации, традиционно солидаризируется с черкесами и с каждым годом всё больше попадает в орбиту влияния Турции.

Анкара и Сухум обмениваются представительными делегациями, имеет место полуофициальное признание Абхазии Турцией де-факто с дальним прицелом на что-то большее. Есть вероятность, что внеплановая революционная смена абхазской власти, состоявшаяся в начале этого года, лишь усилит турецкое влияние.

Что до Грузии, то в ней этой осенью предстоят парламентские выборы. Посол США в Тбилиси Келли Дегнан уже заявила:

«Мы все видели, насколько активна и креативна российская дезинформация, которая вмешивается во многие выборы, Грузия является очевидной целью. США, Великобритания и другие международные партнёры помогают Грузии лучше оценивать поступающую информацию. У меня нет конкретных доказательств, но Россия, вероятно, попытается вмешаться в выборы в Грузии, тем более когда Грузия движется к полностью пропорциональной системе». И это при том, что договорённость о новых параметрах избирательной системы между основными участниками выборов — правящей партией «Грузинская мечта» и оппозицией — был подписан на территории американского диппредставительства.

В общем, России опять предстоит выступить в сомнительной роли пугала-медведя на чужой политической ярмарке, где реальная борьба за влияние в стране развернётся между сторонниками ориентации на разные группы евроатлантической элиты.

Заглянем ещё раз в Армению.



Как известно, ещё в 1990-х образовались две конкурирующие и взаимно балансирующие региональные оси — Армения-Иран и Азербайджан-Израиль, во многом существующие по принципу «враг моего врага — мой друг».

Они оказались очень устойчивыми, несмотря даже на сильнейшую ссору Израиля десять лет назад со стратегической союзницей Азербайджана — Турцией.

Одним из важных факторов цементирования осей было упорное непризнание Израилем геноцида армян, каковое признание якобы отняло бы статус уникального и эталонного геноцида у холокоста. Из-за этого долгие годы в Армении отсутствовало израильское посольство.

Недавно лёд тронулся, и стороны достигли договорённости о взаимном открытии посольств — материальной реализации пока помешал коронавирус.

Азербайджанский портал Qafqaz.ir даже сообщил, что для повышения доверия Израиль якобы передал Армении важные военные секреты Баку.

Иран же официально заявил, что уважает решение Еревана наладить отношения со своим заклятым врагом. Но при этом перед армянским посольством в Тегеране прошла шумная акция протеста, участники которой сожгли израильский флаг.

Дальше — непосредственно Турция.

Турецкий лидер Эрдоган на днях превратил в мечеть христианскую святыню, храм Айя София, до этого со времён Кемаля Ататюрка являвшийся музеем. Важный символический жест, означающий заявку на возрождение Османской империи, в годы которой Айя София тоже была мечетью, и пощёчину христианству и светскому миропорядку одновременно.

Помимо символических жестов, Эрдоган предпринимает и осязаемые прагматические действия, дабы стать главным игроком Южной дуги и главным субъектом, арбитром и регулятором энергетического рынка Средиземноморья.

С одной стороны, он сокращает зависимость от российского газа: газопровод «Голубой поток» не работает с мая, туркам вполне хватает «Турецкого потока», дополняемого СПГ и азербайджанским газом. С другой — активно участвует в ливийской междоусобице с целью контроля над побережьем этой разваленной страны и, соответственно, средиземноморскими энергетическими потоками и процессами.

Турция вместе с Италией и Катаром поддерживает условно легитимное правительство Сараджа (Сарраджа).

Сараджу противостоит маршал Хафтар, поддерживаемый Россией, Саудовской Аравией, Египтом и Францией (с ней у турок сейчас особое обострение).

А подписав соглашение о «взаимопонимании по морским зонам» с правительством Сараджа, Османская империя 2.0 наступила на мозоль ещё и консорциуму Греции, Израиля и Кипра, которые как раз в этих зонах собрались воплотить в жизнь амбициозный проект совместного газопровода.

Дополнительно турки наступили грекам на мозоль, активизировав нефтегазовую разведку на греческом континентальном шельфе. Из-за этого отношения Афин с Анкарой ухудшились, пожалуй, больше, чем из-за исламизации Айя Софии, общехристианской, но изначально в первую очередь византийской святыни, имеющей на этом основании особое отношение к Греции.

Религиозный фактор разногласий отметать, конечно, не следует, но гордые эллины же не устроили бунт, когда их прошлый премьер Алексис Ципрас, убеждённый атеист, отказался приносить традиционную клятву на Библии.

В нашей блиц-экскурсии по Южной дуге мы лишь мимоходом затронули Иран, сильно затронутый коронавирусом и теперь беременный внутренним кризисом, с непременной отдачей во внешнюю политику.

Затронули Грецию, но не пошли дальше на Балканы, где, например, сербский президент Вучич в деле достижения соглашения с Косово лавирует между могущественными покровителями-арбитрами в лице ЕС и США, вернее сказать, конкурирующих американских элит.

Наконец, упомянув Египет как участника ливийской свары, обошли его отношения с Эфиопией, которые находятся едва ли не на грани войны: эфиопы строят на Голубом Ниле крупнейшую в Африке плотину, которая для страны фараонов и пирамид может стать причиной катастрофической засухи.

Рассказать вкратце о каждом из перечисленных случаев было бы интересно, но это вошло бы в противоречие с принципом минимума «рукопожатий».

Понятно, что так или иначе вся планета взаимосвязана, и почти во всех уголках сейчас горячо. Но на Южной дуге градус выше среднего — жара вообще присуща Югу. И армяно-азербайджанское обострение — лишь деталь феномена под названием «2020 год».


Станислав Смагин, https://sevastopol.su/

Просмотров: 0

© 2020 SMI-RUS CORP