• smi-rus

Амбиции Эрдогана опускают Турцию вниз

Амбиции Реджепа Эрдогана, желающего вернуть Турции славу Османской империи, на самом деле опускают страну вниз по лестнице. Об этом в своей статье пишет израильское издание Israel Hayom.



Президент Турции поддерживает радикальный исламизм, подавляет демократические реформы и проявляет во внешней политике страны решительность, направленную на утверждение турецкой гегемонии в регионе. Эрдоган играет мускулами, после недавнего превращения в мечети христианских святынь - Собора Святой Софии в Стамбуле и Церкви Святого Спасителя в Хоре, он переключает свое внимание на Грецию и Ливию, стремясь к региональному доминированию. Но что все это сулит Израилю, - задается вопросом Israel Hayom, обращаясь за комментариями к экспертам.

Старший научный сотрудник Института исследований нацбезопасности, специализирующаяся на внешней политике Турции, Галлия Линденштраус, заявила Jewish News Syndicate, что на действия Эрдогана повлияло «преобразование международной системы из однополярной системы в многополярную». Осознание того, что США планируют значительно сократить свое военное присутствие на Ближнем Востоке, о котором заявил президент США Дональд Трамп, и вакуум власти, возникший как одно из последствий арабских потрясений, «побуждают нескольких действующих лиц: включая Турцию, действовать более напористо», - сказала она.

Линденштраус отметила, что воинственное поведение Турции исходит из ее восприятия, что «в нынешнем международном контексте агрессивные действия не обязательно сопряжены с большими расходами со стороны мировых держав, и, следовательно, соблазн действовать таким образом возрастает». «После падения бывшего президента Египта Мохаммеда Мурси Турция стала лидером оси «Братьев-мусульман» на Ближнем Востоке», - сказала она. «Это вызывает беспокойство в Израиле, на фоне информации о военной деятельности ХАМАСа на турецкой земле».

«Есть большие подозрения в отношении правительственных агентств Турции и деятельности НПО в Израиле и на палестинских территориях, Израиль менее открыт для турецких инициатив по оказанию помощи палестинцам. Тот факт, что Турция рассматривается как лидер оси «Братьев-мусульман», представляет собой еще большую проблему в глазах прагматичных суннитских государств, с которыми Израиль сотрудничает».

Линденштраус предположила, что одна из причин, по которой Израиль и Объединенные Арабские Эмираты разработали соглашение о нормализации, связана с «растущим беспокойством в связи с большей ролью Турции в регионе».



Президент Иерусалимского института стратегии и безопасности Эфраим Инбар отметил, что как исламист Эрдоган «не испытывает большой любви к евреям и Израилю». По словам Инбара, «Эрдоган верит, что у Турции великая судьба и что она должна быть мировой державой. Тот факт, что США постепенно сокращают свое присутствие на Ближнем Востоке, предоставляет Турции еще большую свободу действий в региональных делах».

Он отметил, что Эрдоган - не только лидер исламистской идеологии, но и игрок реальной политики. Турция присутствует в Ираке и Сирии, и у нее есть военная база в Катаре и Сомали. Эрдоган пытался построить базу в Судане, а сейчас занят в Ливии. В рамках этого нового турецкого национализма он бросает вызов границе с Грецией, по сути, стремясь отменить Лозаннский договор 1923 года, официально положивший конец Османской империи.

«Здесь происходит слияние национализма и исламизма между турецким национализмом, уходящим корнями в ислам, халифат и Османскую империю», - сказал Инбар.


https://zen.yandex.ru/id/5e46461f199f2d3291f0d534

© 2020 SMI-RUS CORP