• smi-rus

Эрдоган исламизирует Собор Святой Софии и вновь бросает вызов Европе

Нам стало известно название 3 272-й мечети Стамбула: мечеть Святой Софии. Рассмотрев запрос местной мусульманской ассоциации, государственный совет Турции отозвал в пятницу статус музея у этого здания с тысячелетней историей. Президент Реджеп Тайип Эрдоган может теперь воспользоваться этим решением, чтобы реализовать мечту турецких исламистов: отвоевать в религиозном и политическом плане этот символ Стамбула.



Начиная с 537 года Собор Святой Софии на протяжении 900 лет оставался церковью, жемчужиной византийского искусства. После завоевания Константинополя в 1453 году султан Мехмед II превратил его в мечеть, но не стал разрушать его христианское наследие. В 1934 году, через 11 лет после распада Османской империи и формирования республики, ее первый президент Мустафа Кемаль Ататюрк, «подарил храм человечеству», превратив его в музей. На протяжение десятилетий круглые таблички во славу Аллаха и его пророка Мухаммеда соседствовали там с мозаичными изображениями Иисуса и Девы Марии. За прошлый год его посетили 4 миллиона человек, что стало рекордным показателем для турецкого музея.

Отказавшись от своего прошлого постановления, государственный совет решил, что со времен османских завоеваний Собор Святой Софии является собственностью Фонда Мехмеда II, устав которого гарантирует использование здания исключительно в качестве мечети. И что основатель республики Ататюрк не должен был превращать его в музей.

На постановлении государственного совета еще не успели высохнуть чернила, как президент подписал указ о передаче собора в ведение Управления по делам религии и его открытии для молитвы. Это может произойти уже очень скоро, после обустройства здания под проведение исламских обрядов.

В политическом лагере главы государства возвращение ислама под купола Собора Святой Софии — давняя мечта, которая существует со дня превращения храма в музей. «Собор Святой Софии — символ завоевания», — говорит Юнус Генч, глава стамбульского отделения Ассоциации анатолийской молодежи, которое относится к исламистскому движению «Национальное видение» (Эрдоган был его членом, но впоследствии откололся от него). «По праву войны, это здание, собственность византийского императора, стало собственностью османского императора, — подчеркивает он. — Мехмед II оставил его в наследство мусульманам, и оно принадлежит нам».

Сам он «естественно» улыбается при мысли, что скоро услышит призыв на молитву с четырех минаретов бывшей османской мечети. Тем не менее он с сожалением признает, что это событие превращают в политический инструмент. «За последние десятилетия правительство регулярно использовало Собор Святой Софии и перспективу его открытия для молитвы как средство привлечения электората, — отмечает он. — Но это неважно… Главное, что он вновь станет мечетью».

За 18 лет во главе Турции у Эрдогана было достаточно времени, чтобы заняться судьбой храма. Ему даже не было нужно решение каких-то других органов, чтобы превратить его в мечеть: после формирования усиленного президентского режима в 2018 году достаточно простого указа. Так, почему же он решил действовать только сейчас?

«Власть столкнулась с кризисом доверия, — объясняет политический журналист Кемаль Джан. — Это было видно в прошлом году по серьезному поражению на муниципальных выборах, в частности в Стамбуле. Кстати говоря, именно перед этими выборами он впервые упомянул „мечеть Святой Софии". Одна из задач — вытеснить эти трудности на второй план с помощью очень сильных в символическом плане политических шагов».

Как бы то ни было, одних лишь молитв в Соборе будет недостаточно для победы Эрдогана на будущих выборах, которые запланированы на 2023 год. Статус здания не вызывает такого уж большого интереса: хотя большинство турок хотели бы помолиться под высокими сводами храма, у них есть более важные приоритеты.



Предвыборный аргумент

«Все это — политическое шоу. Мечеть Святой Софии — это, конечно, неплохо, но она не даст мне работу», — говорит безработный Эркан. Как и он, 44% турок считают, что «открытие Святой Софии для молитвы призвано отвлечь внимание от нынешнего экономического кризиса», как следует из проведенного в июне опроса Metropoll. Около 12% усматривают во всем предвыборный аргумент перед потенциальными досрочными выборами. «В политическом плане он мало что может здесь выиграть. Все это связано с растущей напряженностью и соперничеством с Западом», — говорит журналист Кемаль Джан.

В период, когда у кандидатуры Анкары на вступление в ЕС еще было будущее, президент Турции не мог рисковать исламизацией Собора Святой Софии. Но сейчас, когда его действия в Сирии, Ливии и Восточном Средиземноморье вызывают критику Запада, а мечты о Европе утонули в Босфоре, Святая София стала сосредоточием амбиций главы государства и способом дать выход гневу на Запад.

Храм воплощает в себе исламо-националистическое будущее, которое пишет для страны Эрдоган при поддержке и под давлением союзной Партии националистического движения. Здание настойчиво представляют как «собственность турецкого государства» и символ национального суверенитета. Превращение в мечеть подтверждает эту собственность. Кроме того, такой шаг делается с осознанием единогласного осуждения со стороны западного мира, в частности Афин (может, и с расчетом на него). Тем самым президент представляет Турцию независимой страной, которая не боится никого и ничего. И это становится предвыборным аргументом.



ЮНЕСКО напоминает об обязательствах

Греческое правительство жестко отреагировало на решение турецкого госсовета и назвало его «провокацией по отношению к цивилизованному миру». Министр культуры Лина Мендони осудила Эрдогана и его «национализм, который отбрасывает страну на шесть столетий в прошлое». Кроме того, она подчеркнула «отсутствие независимости судов в Турции». Несколько минут спустя министр культуры Греции Никос Дендиас выступил с критикой «турецкой провокации в отношении объекта всемирного культурного наследия ЮНЕСКО».

ЮНЕСКО действительно подчеркивала, что Собор Святой Софии был «внесен в список всемирного наследия как музей», что «влечет за собой ряд обязательств и юридических обязанностей». Организация сообщала о своей «обеспокоенности Турецкой Республике в нескольких письмах».

В ЮНЕСКО подчеркивают, что Собор Святой Софии выделяется «уникальной интеграцией архитектурных шедевров, которые отражают встречу Европы и Азии на протяжение столетий», а также тем, что он «стал образчиком для целой группы церквей, а затем и мечетей», поскольку «мозаики константинопольских дворцов и церквей повлияли на искусство на Востоке и на Западе».

В Вашингтоне в пятницу заявили, что «разочарованы» превращением Собора в мечеть, и призвали турецкие власти обеспечить равный доступ всем посетителям. Париж в свою очередь выразил недовольство решением Турции. «Франция сожалеет о решении турецкого государственного совета об изменении статуса музея Святой Софии и указе президента Эрдогана о передаче здания Управлению по делам религии. Эти решения ставят под сомнение один из главных символов современной и светской Турции», — заявил министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан. «Необходимо сохранить целостность этой религиозной, архитектурной и исторической жемчужины, символа свободы вероисповедания, терпимости и разнообразия, части всемирного наследия ЮНЕСКО», — добавил он.


Анн Андлоэр (Anne Andlauer), "Фигаро" - https://www.lefigaro.fr/


https://inosmi.ru/

Просмотров: 0

© 2020 SMI-RUS CORP