• smi-rus

Эрдогану становится все труднее прикрываться своим членством в НАТО

Принимая во внимание все более дестабилизирующее влияние Турции на Ближнем Востоке, наибольшую озабоченность в этом регионе для Запада могут вызвать растущие исламистские тенденции президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Чтобы понять роль Турции в угрозе «Исламского государства», порожденного Братьями-мусульманами, необходимо вернуться на 6 лет назад, пишет Мордехай Кедар в своей статье для Центра стратегических исследований «Бегин-Садат». 



«2014 стал годом, когда ИГИЛ стало реальной угрозой для Ближнего Востока. В течение одного года группировке удалось захватить более трети Ирака и половину Сирии, имея под своим контролем 200 000 боевиков. ИГИЛ быстро добилось успеха в добыче и продаже нефти как важного источника дохода. Также удалось обеспечить постоянные поставки оружия, боеприпасов, транспортных средств и современных средств связи.

Способность ИГИЛ так быстро стать функционирующим государством во многом обусловлена его отношениями с Эрдоганом.

У ИГИЛ на протяжении многих лет были прочные связи с Турцией, будь то через свою нефтяную промышленность или благодаря своей готовности защищать разыскиваемых членов Братьев-мусульман. Эти «добрососедские» отношения были необходимы для успеха ИГИЛ, и они продолжают отражаться в процессе принятия решений в Турции.

Эрдоган управляет Турцией с 2002 года. Он является активным сторонником «Братьев-мусульман», движения, стремящегося к созданию всемирного исламского халифата, применяющего законы исламского шариата. «Братья-мусульмане» связаны со многими фундаментальными исламистскими организациями.

Эрдоган не только никогда не предпринимал никаких контртеррористических операций, чтобы подорвать сети ИГИЛ или вербовочную деятельность, но и оказывал им помощь. Вклад Турции в процветание ИГИЛ был наиболее очевиден в следующих областях:

Деньги

В 2014 году сообщалось, что ИГИЛ захватило нефтяные месторождения в Ираке и Сирии и произвело большое количество сырой нефти для продажи, укрепив свой контроль над поставками нефти в регионе. Считается, что они транспортировали нефть в Турцию на танкерах, после чего Турция продавала нефть другим странам, как если бы она была из Ирака и Сирии, и делилась частью выручки с ИГИЛ. Этот экспорт нефти был остановлен в декабре 2015 года после бомбардировки танкеров Россией, но не раньше, чем ИГИЛ получило миллионы от экспорта нефти через Турцию. Кажется уместным упомянуть, что семья Эрдогана лично участвовала в нефтяном бизнесе с ИГИЛ.

Волонтеры

Тысячи мусульманских добровольцев, которые идентифицировали себя с целями и методами ИГИЛ, присоединились к группировке из мусульманских стран, Европы, Америки, Африки, Австралии и даже Израиля. Подавляющее большинство прибыло в Турцию легально, а оттуда отправилось в Сирию и Ирак. Турецкие власти, которым было известно, что эти люди проезжали через Турцию, чтобы присоединиться к ИГИЛ, ничего не сделали, чтобы остановить это.

В июне 2014 года министр внутренних дел Турции Муаммар Гулер признал, что Хатай является стратегическим местом для перехода моджахедов в Сирию и что материально-техническая поддержка исламистских группировок в этом районе будет увеличена.

Тактика

Разведывательное управление Турции незаконно поставляло оружие сирийским джихадистам. В августе 2014 года командир ИГИЛ сказал Washington Post: «Большинство бойцов, присоединившихся к нам в начале войны, прибыли через Турцию, как и наше оборудование и материалы».

Турция также позволила силам ИГИЛ атаковать своих противников с территории Турции. Силы ИГИЛ не могли свободно войти в Турцию или покинуть ее без согласия турецкого правительства. Высокопоставленный египетский чиновник указал в октябре 2014 года, что турецкая разведка передавала ИГИЛ спутниковые снимки и другие данные.

Нежелание Эрдогана сделать шаг назад и осудить методы операций ИГИЛ отчасти привело к предположению, что Турция перестала помогать ИГИЛ не потому, что она отвергла его идеологию, а из-за давления, оказываемого на нее со стороны России, США и Европы.

С увеличением количества параллелей между исламистским экстремизмом Турции и Ирана и неоднократной критикой бывшего президента США Барака Обамы за мягкое отношение к исламистским силам в регионе, Соединенные Штаты и Европейский Союз, в частности, будут играть определенную роль в этом процессе, решая, какую роль они берут на себя на Ближнем Востоке.

По сей день Турция находится под влиянием доктрины «Братья-мусульмане», которая поддерживает дальнейшее существование ИГИЛ и свидетельствует об отсутствии у Анкары озабоченности по поводу актов насилия, совершаемых этой группировкой.

С учетом сказанного, Эрдогану становится все труднее прикрываться своим членством в НАТО, поскольку он разрабатывает внешнюю политику, которая менее ориентирована на Запад и более враждебна к ЕС и США, и далека от политических реформ, которые когда-то обещали демократический переход в Турции. Это будет иметь последствия для региональных и международных отношений страны, поскольку она становится все менее и менее надежным партнером в области безопасности, особенно если она решит все активнее работать с теми, кто борется против Запада».


https://www.jns.org/

© 2020 SMI-RUS CORP